КЛУБ РУССКОЯЗЫЧНЫХ УЧЁНЫХ ШТАТА МАССАЧУСЕТС
        MASSACHUSETTS' CLUB OF RUSSIAN-SPEAKING SCIENTISTS

О Клубе Календарь работы Юбилейные сборники Труды Информационный бюллетень
 



Добро пожаловать в наш Клуб!

Наш Е-mail: info@russianscientist.org
 

 

     СобытияРазработкиКнижная полкаПроза, поэзияСтраницы памятиАрхивСостав КлубаУставОрганизация работы


Технические разработки

 

Ирина Эммануиловна Тодер

Иосиф Львович Лахман

Лаура Александровна Шифрина

Аркадий Самуилович Давидкович

Нина Михайловна Пржиялговская

Иосиф Борисович Вайсман

Давид Семёнович Клебанов
Марк Яковлевич Цалюк
Абрам Борисович Крайзман
Аба Давидович Кнобель
Илья Юдович Магид
Октябрь Осипович Бурденко
Евгений Ильич Вольперт
Михаил Давидович Розенбаум
Клара Соломоновна Рукшина

 

 

ИРИНА ЭММАНУИЛОВНА ТОДЕР

 

13 января 1936 г. 14 июня 2017 г.

к началу страницы

 

 

Клуб русскоязычных учёных с прискорбием сообщает, что на 82 году жизни после продолжительной болезни скончалась ветеран Клуба, многолетний главный редактор сборника трудов Клуба Второе дыхание, кандидат технических наук, доцент Ирина Эммануиловна Тодер. Для всех, кто её знал, это огромная и невосполнимая потеря. Память о нёй надолго сохранится в сердцах родных, друзей и коллег по Клубу.

Ирина родилась в Киеве в семье врагов народа, но нашла в себе силы, волю и настойчивость, преодолела все преграды, проложив достойный путь в жизни. Окончив с отличием Харьковский политехнический институт, она работала в Ростове-на-Дону, где защитила кандидатскую диссертацию в области машиностроения, стала доцентом, преподавала в институте, активно занималась исследовательской работой. Являлась автором более 40 научных работ.

Ирина Тодер была членом Клуба более 15 лет, неоднократно выступала с интересными докладами и писала статьи, которые были опубликованы на сайте Клуба и в сборнике трудов Второе дыхание. Следует особо отметить её самоотверженный труд в качестве главного редактора этого сборника, когда в течение нескольких лет она готовила к публикации по два выпуска в год! Обладала Ирина и ярким поэтическим даром, опубликовав сборник своих стихов.

Светлая память о замечательном человеке, прекрасной женщине и верном друге Ирине Эммануиловне Тодер навсегда сохранится в наших сердцах.

Валентин Литвин

 и члены Клуба русскоязычных учёных

к началу страницы

 

 

ИОСИФ ЛЬВОВИЧ ЛАХМАН

17 января 1921 г. 6 июня 2017 г.

к началу страницы

 

Клуб русскоязычных учёных с прискорбием сообщает, что на 97 году жизни скоропостижно скончался ветеран, член совета Клуба, доктор экономических наук, профессор Иосиф Львович Лахман. Для всех, кто его знал, это огромная и невосполнимая утрата. Память о нём надолго сохранится в сердцах родных, друзей и коллег по Клубу.

Иосиф Лахман за свои 96 лет испытал сполна всё, что судьба уготовила его поколению. На фронте с июля 1941 года по май 1945, воевал в сапёрной бригаде, где можно ошибиться только один раз. Стал кавалером ордена Отечественной войны, получил много других боевых наград. Вернулся в Институт Народного хозяйства им. Плеханова, откуда с третьего курса уходил на фронт, через год стал дипломированным экономистом.

В 1950 году защитил кандидатскую диссертацию, в 1972 докторскую. Автор более 70 научных работ. Иосиф Лахман видный экономист, специалист по применению математических методов в экономике, многие его труды актуальны до сих пор. Был редактором отдела журнала Вопросы экономики АН СССР.

Активный пропагандист еврейской культуры и языка идиш, Иосиф в течение десятилетий сотрудничал с редакцией журнала Советиш Геймланд, был первым заместителем председателя Еврейского просветительского общества в Москве. За годы иммиграции опубликовал более ста статей на языке идиш, на русском и английском языках в американских и российских изданиях.

Иосиф Лахман, будучи Президентом Американской Антифашистской Ассоциации и автором многочисленных статей, осуществлял деятельную помощь в выпуске журнала Антифашистский вестник. Он активный участник митингов и маршей против антисемитизма и в поддержку государства Израиль. В Клубе учёных Иосиф Львович был одним из самых активных его членов, неоднократно выступал с очень интересными и содержательными докладами. Светлая память об этом замечательном человеке навсегда сохранится в наших сердцах.

Светлана Бабицкая

и члены Клуба русскоязычных учёных

к началу страницы

 

 

ЛАУРА АЛЕКСАНДРОВНА ШИФРИНА

21 декабря 1935 г. 31 мая 2017 г.

к началу страницы

С прискорбием сообщаем, что на 82 году жизни от рук подлого убийцы скончалась Лаура Александровна Шифрина. Для всех, кто её знал, это очень тяжёлая и невосполнимая утрата: память о ней надолго сохранится в сердцах родных, друзей и коллег по Клубу русскоязычных учёных штата Массачусетс.

Лаура родилась в Белоруссии, но уже в возрасте нескольких месяцев была перевезена в Москву, где прожила 66 лет вплоть до отъезда в Америку в 2001 году. Она окончила Московский авиационный институт (МАИ) и была распределена на работу в московский НИИ, занимавшийся оборонными заказами. В число его задач входило создание автоматизированных систем управления (АСУ). Практика разработки первых АСУ показала, что помимо универсальных ЭВМ, необходимы специализированные, ремонтопригодные вычислительные машины, анализирующие сообщения в реальном времени. Именно такими машинами, а также вычислительными комплексами на их основе и занималась Лаура, проработав в этом НИИ 35 лет!

Переехав в Америку, она вступила в Клуб русскоязычных учёных, сыграв в нём выдающуюся роль. В 2006 году Лаура вошла в состав редколлегии информационного бюллетеня Интеллект, а с 2010 года до конца жизни являлась его главным редактором. Интеллект - это летопись жизни Клуба, сборник очерков, отражающих содержание докладов и выступлений.

Необходимо отметить большую роль Лауры Шифриной в создании Юбилейного сборника, посвящённого 15-летию Клуба. Будучи заместителе главного редактора этого сборника, она взвалила на свои хрупкие плечи львиную долю организационной работы по сбору очерков о членах Клуба, стихотворений клубных поэтов для антологии, скрупулёзно выверяла каждый представленный очерк, координировала работу других членов редколлегии.

Светлая память о замечательном человеке, прекрасной женщине и верном друге Лауре Александровне Шифриной навсегда сохранится в наших сердцах.

Члены Клуба русскоязычных учёных

к началу страницы

 

 

АРКАДИЙ САМУИЛОВИЧ ДАВИДКОВИЧ

19 июня 1936 г. 26 мая 2017 г.

к началу страницы

Клуб русскоязычных учёных штата Массачусетс с прискорбием сообщает, что на 81 году жизни от тяжелой продолжительной болезни скончался вице-президент Клуба по информатизации, доктор технических наук, профессор, академик Международной академии информатизации Аркадий Самуилович Давидкович. Для всех, кто его знал, это огромная и невосполнимая потеря. Память о нём надолго сохранится в сердцах родных, друзей и коллег по Клубу.

Аркадий Давидкович родился в городе Кривой Рог Днепропетровской области 19 июня 1936 года. Во время войны семья была эвакуирована на станцию Луговая в Казахстане. В родном городе Аркадий с отличием окончил школу, в 1958 году получил диплом горного инженера, и творчество стало смыслом его жизни.

Свою трудовую деятельность Аркадий начал на крупнейшем подземном руднике Криворожского бассейна в качестве специалиста по автоматизации производственных процессов. Уникальный десятилетний практический опыт пуско-наладочных работ систем автоматизации он получил в институте Металлургавтоматика, где прошёл путь от старшего инженера до начальника экспериментально-наладочного отделения. Кандидатская диссертация по теме Автоматизация обогатительных фабрик послужила стартом его 25-летней научно-педагогической деятельности в Криворожском горнорудном институте.

После защиты докторской диссертации по теме Создание принципов формирования сбалансированных систем рудопотоков он стал профессором и заведующим кафедрой моделирования и программного обеспечения. Профессор Давидкович был научным руководителем шести кандидатов и научным консультантом двух докторов технических наук, а реально он осуществлял помощь очень многим в редактировании докладов, подготовке диссертаций. Результат его научной деятельности более 100 печатных трудов, в том числе 5 монографий. Казалось бы, более чем достаточно для учёного, но Аркадий Давидкович всегда воплощал свои научные работы в практику. Логическим продолжением и развитием их стало создание систем управления на Норильском горно-металлургическом комбинате и на совместном Монголо-российском предприятии ЭРДЭНЭТ, разрабатывающим одно из крупнейших в мире медно-молибденовых месторождений; с этим комбинатом он сотрудничал более 20 лет.

Аркадий Давидкович и в эмиграции до последнего времени продолжал активную творческую деятельность, поддерживал контакты с коллегами в США, Канаде, Украине, России и Монголии, участвовал в международных симпозиумах. В Бостоне он был известен и своей неутомимой общественной активностью.

В Клубе русскоязычных учёных штата Массачусетс он много лет был Вице-президентом, его усилиями создан вебсайт Клуба, изданы юбилейные сборники. Чрезвычайно информативными и интересными были и его доклады на заседаниях Клуба. Наиболее ценной была его работа со статьями членов Клуба, с докладами при организации конференций, отмечалось умение ладить с авторами, что порой другим удавалось с трудом. Его помощь в издании периодики, отражающей деятельность Клуба была незаменима. Под его руководством постоянно обновлялся вебсайт, в котором он отслеживал все информационные потоки.

Через всю жизнь Аркадий пронёс любовь к жене Нине, с которой они создали замечательную, дружную семью. Дети Ирина и Олег, невестка Татьяна, зять Семён сохраняют их традиции. Четверо внуков, два правнука достойное продолжение династии Давидковичей.

Мудрый друг и советчик, жизнерадостный и оптимистичный человек, неутомимый труженик таким многочисленные друзья и близкие знали Аркадия Самуиловича Давидковича, таким мы будем его помнить всегда.

Светлана Бабицкая

 и члены Клуба русскоязычных учёных

штата Массачусетс

 

к началу страницы

 

 

Нина Михайловна Пржиялговская

20 января 1928 г. 19 мая 2015 г.

к началу страницы

 

С прискорбием сообщаем, что на 88 году жизни после непродолжительной, но тяжелой болезни скончалась Нина Михайловна Пржиялговская. Для всех, кто её знал, это тяжёлая и невосполнимая потеря, и память о ней надолго сохранится в сердцах родных, друзей, коллег по работе и многочисленных учеников. В ней было нечто, что притягивало к ней самых разных людей, часто находившихся в трудной ситуации, нуждавшихся в совете или просто желавших общения с интересным человеком. Как бы ни складывались отношения, впоследствии оказывалось, что она всегда отдавала больше, чем брала.

Нина прожила долгую и непростую жизнь, в которой были победы и поражения, радости и потери, но с её стороны не было предательства ни в большом, ни в малом. А ещё никто не видел её отчаявшейся или праздно проводящей время.

Нина родилась в подмосковной деревне Ново-Иваново. Её отец, Михаил Михайлович, был убеждённым коммунистом, председателем местного совхоза. Он был на четверть поляк и, по легенде, его дед был сослан в Россию как участник польского восстания 1863 года. Мать, Евдокия Ивановна Каблучкова, рано осиротела и воспитывалась в детском доме, где получила профессию белошвейки. В Ново-Иванове она стала работать воспитательницей детского сада.

В 1941 году, в начале войны, Михаил Михайлович был уже директором школы и вместе с семьей эвакуирован в посёлок Ныроб Пермской области. Часто Нину вместе с другими детьми посылали в лес заготовливать дрова норма 3 кубометра на человека. Тёплой одежды не было, еды было очень мало и, видимо в это время, Нина заболела туберкулезом, который был диагностирован через несколько лет. Отцу Нины и в голову не приходило использовать служебное положение, чтобы хоть как-то облегчить участь семьи, и это отложило особый отпечаток на её характер: ничего для себя сверх положенного. Нина мечтала попасть на фронт, и её идеалом была Зоя Космодемьянская.

Вернувшись из эвакуации в 1944 году, семья поселилась в маленькой полуподвальной комнате на Малой Бронной улице в Москве. Нина пошла в 10 класс школы рабочей молодёжи и через год окончила её с золотой медалью. Без экзаменов её приняли на первый курс Менделеевского института, с которым её судьба была связана следующие 55 лет до выхода на пенсию. Учиться было интересно, а если попадался трудный материал, то всегда на помощь был готов прийти сокурсник Лёня. Леонид Виноград был старше на четыре года и пришёл в институт после демобилизации из армии, увешанный орденами и медалями. После окончания института, в 1950 году, они поженились и больше не расставались никогда.

Оба закончили с отличием одну специальность (лакокрасочные материалы). Нину - комсомолку оставили в аспирантуре, а Леонида отправили на химический завод инженером. Видимо, в это время Нина впервые узнала про пятый пункт, евреев и государственный антисемитизм. К тому же многие родственники Леонида по отцовской и материнской линии были репрессированы, и даже комсомол был для Леонида закрыт.

Нине повезло с учителями: под руководством профессора Белова она за три года подготовила и, защитила кандидатскую диссертацию, а затем продолжила научную работу под руководством академика Ворожцова. Очень быстро проявился у Нины преподавательский и педагогический талант: прослушать её курс Общей Органической Химии, кроме своего потока, приходили студенты с других факультетов, а её лекции переписывались и использовались для подготовки к экзаменам долгие годы после того, как она уже прочла свою последнюю лекцию в возрасте 70 лет. Многие годы она признавалась лучшим лектором института и очень часто её приглашали читать лекции различные институты Советского Союза и так называемых стран народной демократии.

Несмотря на бытовые трудности послевоенного времени: отсутствие в доме водопровода, канализации, наличие угольной печи, - семья росла, и появились на свет двое сыновей: Дмитрий и Виктор. Оба пошли по стопам родителей и связали судьбу с химией Дмитрий окончил Менделеевский институт и стал инженером-технологом, а Виктор после Московского университета заинтересовался химической термодинамикой. Судьбу их определила домашняя атмосфера, где родители часто обсуждали химические проблемы, эксперименты, а иногда писали совместные статьи. Гиперконъюгация, ангидрид, гомолог и хиральность ругательствами не считались.

Талантливый человек талантлив во всем Нина очень любила принимать гостей и прекрасно готовила. В конце 50-х на кафедре органической химии сложилась традиция: в субботу все преподаватели ездили на электричке к Нине и Лёне в Петровско-Разумовское на обед на утку с черносливом и заливную рыбу. Как 20-25 человек могли разместиться в двенадцатиметровой комнате, никто уже объяснить не может.

Успешно совмещая научную, педагогическую и общественную работу, Нина в 45 лет защитила докторскую диссертацию по химии фотохромных соединений и уже через год была назначена деканом общетехнического факультета, объединяющего в то время 25 кафедр института. По иронии судьбы под её начало попал и её начальник заведующий кафедрой органической химии. Отношения с ним складывались непросто он долго препятствовал защите докторской, но как подчиненный демонстрировал абсолютную лояльность. Через пять лет в связи с ухудшением здоровья Нина вернулась к преподавательской работе: читала лекции и руководила научными сотрудниками и аспирантами. Она опубликовала более 100 научных статей, множество учебных пособий, задачник по химии, переведенный на многие языки, и даже открыла новую химическую реакцию.

Дети выросли, и один за другим стали появляться внуки: четыре мальчика и две девочки. Каждое лето все они приезжали на подмосковную дачу к бабушке Нине и дедушке Лёне, и теперь они вспоминают дачные дни как самые счастливые. На стене бабушка вешала список, в который записывались добрые дела каждого ребёнка, и их творческая энергия была направлена на постоянное придумывание - что бы сделать ещё что -нибудь хорошее.

В 2003 году, после выхода на пенсию, Нина и Леонид выехали на постоянное место жительства в Америку поближе к старшему сыну и его семье. Нина опасалась, что в чужой стране им будет одиноко и тоскливо, но оказалось, что и здесь жизнь может быть интересной и насыщенной. Русскоязычная община Бостона приняла очень много интересных людей, в том числе замечательных учёных, инженеров, врачей, биологов. Нина сразу же вступила в ,Клуб русскоязычных учёных штата Массачусетс активно включилась в его работу. Она подготовила и прочитала в клубе 10 докладов, которые всегда собирали полный зал и вызывали всеобщее восхищение как качеством подобранного материала, так и профессиональным изложением и лекторским мастерством. Удивляет широта кругозора и разнообразие тематики её докладов - наряду с химическими темами: сахарозаменители, гормоны, фуллерены, химия мозга, дрожжи и т.п., Нина подготовила доклады о судьбах артиста Михоэлса и архитектора Фуллера. Как говорила сама Нина, работа над докладами была для неё в какой-то мере попыткой наверстать в культурном и познавательном плане то, на что не было времени в первые 75 лет жизни. Она была казначеем Клуба, активно работала в совете и правлении Клуба.

А ещё Нина страстно любила путешествовать: в молодости это были байдарочные походы, затем научный туризм и чтение лекций, а позднее - поездки к друзьям и детям, экскурсии по Америке. Где бы она ни побывала, у неё появлялись друзья, часто на всю оставшуюся жизнь.

В 2011 году ушёл из жизни муж, Леонид Ханинович, с которым она прожила 61 год; он не увидел двух правнуков, а Нина успела, но совсем чуть-чуть... В начале 2015 года она узнала, что неизлечимо больна. 19 мая Нина Михайловна скончалась так же достойно, как и прожила всю свою жизнь.

Дмитрий Виноград, сын

к началу страницы

 

 


ИОСИФ БОРИСОВИЧ ВАЙСМАН

1932 - 2014

к началу страницы

 

 

Писать некролог об Иосифе Борисовиче Вайсмане очень трудно потому, что тяжело принять уход из жизни дорогого и уважаемого человека и ещё потому, что в нашей памяти он остался живым - энергичным, деловым и приветливым. Помним его последнее участие в пленарном заседании Клуба учёных. После него Иосиф посетил врача, где и узнал страшный диагноз. Больше в Клубе учёных мы его не видели....

Жарким летним днём третьего июля 2014 года мы пришли в часовню  Мемориал Станецки (г. Бруклайн), чтобы отдать последний долг Иосифу Вайсману. Большой зал прощания был практически полон. И это во время летних отпусков, когда многих нет в Бостоне! Наверное, все, кто раньше близко соприкасался с ним, или был просто знаком, были в этом зале. Об Иосифе Вайсмане тепло говорили многие и многие.

После этого похоронная процессия последовала на кладбище. Много людей, в основном пожилых, долго стояло под жарким солнцем. Мы провожали его, прощались с необычным человеком. Его необычность состояла в том, что в нём одном вместилось такое количество достоинств, которого хватило бы на несколько человек.

Иосиф был скромен. Он никогда не подчеркивал свои сильные стороны. Но скромность не мешала ему быть принципиальным и твёрдо защищать то, в чём он был убежден. При всей своей скромности, он всегда был яркой фигурой в Клубе, а ведь здесь собралось целое созвездие кандидатов и докторов наук.

Мы знаем, как нелегко было ему, сыну врага народа, добиться поступления в ВУЗ ему пришлось вначале поступить в техникум, который он закончил с отличием и этим получил право без экзаменов быть зачисленным в ВУЗ. Мы не предполагаем, а уверены, что Иосиф стал бы учёным, не окажись на его жизненном пути столько тяжёлых и незаслуженных преград. Серия прекрасных докладов, сделанных им в Клубе, доказательство тому. Широта его эрудиции впечатляет. Перечень докладов простирается от Преддверие квантовой механики (2006 год) до О проблеме происхождения жизни (2009 год).

Иосиф Вейсман был отзывчивым человеком. Он всегда был готов помочь другим и помогал очень многим. Мы не станем их перечислять, так как список оказался бы слишком длинным.

Иосиф выполнял важные функции в Клубе учёных был его вице-президентом. На его долю приходился большой участок работы, и он с ним прекрасно справлялся. Этот участок сиротливо выглядел в его отсутствие...

Мы отметили лишь некоторые характерные черты нашего незабвенного друга и товарища Иосифа Борисовича Вайсмана и это лишь малая толика того, что можно еще сказать. Кажется, единственное, в чём можно было бы упрекнуть Иосифа, так это в недостаточном внимании к себе и своему здоровью. Тогда, может быть, он не оказался бы наедине со своим страшным недугом, с которым он мужественно боролся. Боролся и верил в успех. Но силы человеческие ограничены, а медицина, увы, не всесильна.

У Иосифа осталась прекрасная семья. Мы знаем от Иосифа о его жене Майечке, с какой любовью он неоднократно говорил о ней, писал и читал посвященные ей стихи! Он любил своих детей и внуков, обожал правнучку. Он любил и был любимым!

Мы понимаем, что человек не вечен и рано или поздно из жизни уходит... Иосиф делал жизнь вокруг себя добрей и лучше. Это мы видели и знаем не понаслышке.

На прощании его сын сказал, что если Иосиф не одобрял какой-либо поступок, он просто говорил: А я бы так не сделал и одного этого было достаточно, чтобы впредь так не поступать. Мы уверены, что память об Иосифе, его принципах и его мудрости будут и впредь помогать жить его семье и его друзьям, будут помогать делать этот мир лучше и добрей.

Прощай, наш дорогой Иосиф Борисович! Мы будем помнить тебя!

Клуб русскоязычных учёных штата Массачусетс, многочисленные друзья

к началу страницы

 


Давид Семёнович Клебанов

1934 - 2013

к началу страницы

25 января этого года, наша русскоязычная община потеряла неординарного человека, любимого поэта, одного из своих ярких лидеров Давида Семёновича Клебанова. Многогранно талантливый, он был одним из тех людей, способности которых проявляются на любом поприще, в любом месте, в любое время. В советской жизни окончил школу с золотой медалью, стал инженером, занял руководящую должность на заводе, затем- в научно-исследовательском институте. Серьёзно занимался спортом, завоёвывал медали, играл в волейбольной сборной команде столицы. Писал стихи. В американской жизни, в Бостоне стал признанным и любимым поэтом его стихи понятны и близки нам, созвучны нашему мироощущению. Их ценность - в задушевности и искренности, чистоте моральной позиции. Свою жизненную установку он изложил ясно:

Свеча скорей сгорит дотла,

Чем ярче и мощнее пламя,

Чем больше от неё тепла.

И также происходит с нами.

Кто только сытно ест и пьёт,

Но никого не согревает,

Тот полной жизнью не живёт,

А только время продлевает.

Пусть на вопрос: Быть иль не быть?

Ответ найти не каждый жаждет,

Но жить ему или не жить

Решить однажды должен каждый!

И, отходя навек ко сну,

Ответить на вопрос от веку:

Сумел он душу, хоть одну,

Согреть другому человеку?!

Давид согревал души многих. Жил полной жизнью, принимал активное участие во всех делах общины. Он был вице-президентом Клуба учёных, одним из директоров Ассоциации Хаверим, членом правления синагоги Бней Моше и Центра Макор. Во всём реальный участник, всегда энергичный, страстный, имеющий свои твёрдые убеждения. Болезнь за несколько месяцев скрутила и вырвала Давида из наших рядов. Он ушёл от нас, но навсегда остался в нашей памяти. Остались и его стихи.

 

Многочисленные друзья и поклонники

 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ДАВИДЕ КЛЕБАНОВЕ

 

Я познакомилась с Давидом уже здесь в Бостоне, лет за пять до его ухода. И хотя мы с ним встречались почти всегда на людях, но между нами возникла своеобразная дружеская симпатия. Думаю, что у Давида со многими людьми были  тёплые отношения. Популярность его среди русскоговорящих бостонцев была редкостной. У него было обаяние, которому нельзя было не поддаться, он умел быть вдохновенным, говорить приятные слова, комплименты, рассказывать юмористические байки, истории, спонтанно выдавать смешные афоризмы. Ирония редко покидала его:

Ты тут самый умный, после меня, конечно.

Горькое  случается с людьми, когда с ними становится скучно,  вот уж чего нельзя было сказать про Давида на встречах, в компаниях, собраниях он всегда был интересным и остроумным и оживлял все застолья. У меня иногда было ощущение, что комната, когда он приходил, наполнялась завораживающим весельем.

Однако при всей его открытости и юморе он был не до конца откровенен, шутки и блистательные остроумные парирования скрывали его внутренний мир, который он раскрывал только в своих стихах, сам процесс писания доставлял ему удовольствие. Кажется, только стихам он доверял свои тайны.

Стихи Давида я прочла в сборнике, который опубликовали его друзья, уже после его смерти. Стихи отличаются простотой и задушевностью. У него была поэтическая душа. И в стихах и разговорах  больше ему удавались юмористические зарисовки и юморески - тут он был блистательный мастер.

Но иногда помимо добродушных мечтательных высказываний он мог при случае сказать и метко, и резко.

Меня восхищало в Давиде его почти мистическое служение Прекрасной Даме, которое он пронёс через всю свою жизнь с детства, с песочницы: Если бы Ляля  на мои ухаживания тогда, в песочнице,  ответила, нашему сыну  было бы уже семьдесят лет.

Любовь сохранялась сквозь всё и поверх всего. Как широко известно, такой дар любви встречается редко, и этот дар открывает в его обладателе невероятный творческий потенциал. И как он сам пишет:

...Любовь в одно мгновение

Мою определяет жизнь.

Это был цельный человек.

Моя последняя встреча с Давидом происходила у нас в доме в присутствии нескольких наших друзей профессоров-биологов, которым жена Давида, Валерия (Ляля, как  называл её Давид, а она его Клебаша), рассказывала свои экологические теории.

Давид был в крайне подавленном состоянии, его трудно было узнать, хотя прошёл только месяц, как мы не встречались. Он почти ничего не говорил, мне казалось, что его состояние объясняется болезнью глаз - они как будто выцвели, потускнели. К сожалению, когда через день я позвонила - поблагодарить за приход, он уже находился в госпитале со смертельным диагнозом.

Вот такая абсурдная действительность - Давида, Клебаши больше нет с нами, и мы больше уже не услышим его чуть насмешливый, ироничный голос:

Я тебе нравлюсь? Да? Как хорошо я тебя понимаю.

Диана Виньковецкая

Бостон, 2013

 

ПОКЛОНЕНИЕ ПОЭТУ

 

Мы с Давидом не были приятелями, не дружили семьями мы были товарищами по литературному цеху и испытывали уважение друг к другу. Я люблю его стихи такие лиричные, такие музыкальные. Недаром многие бостонские композиторы соперничали за право написать музыку на его стихи. А его блистательные, афористичные философские обобщения они врезались в память и становились непреложной истиной! И еще одна грань его таланта его иронические произведения, иногда ёрнические, иногда насмешливые, но никогда они не были злыми или уничижительными. И этому есть простое объяснение Давид был очень добрым человеком, причём активно добрым он любил дарить другим радость. Члены клуба это хорошо знают, ведь так охотно, так самоотверженно он создавал для нас клубные праздники, так старался поздравить наших юбиляров.

Горько писать о нем в прошедшем времени...

Но Давид Клебанов, наш Давид, остался навсегда в нашей памяти, в наших сердцах и на страницах его книги, которую, увы, он не успел подержать в руках, пролистать ее страницы.

Давид был очень скромным человеком, при всей своей бойкости и громкоголосости. Никогда не говорил о своих достижениях, а их было немало начальник крупнейшего цеха на оборонном предприятии, талантливый изобретатель, награжденный многими медалями ВДНХ, творческий, думающий инженер от Бога...

Так же он относился и к своему литературному дару, даже сомневался порой, вправе ли он называться поэтом. Не успела сказать ему поэтому признаюсь в любви к нему Человеку и Поэту здесь.

Памяти

Давида Клебанова

Жил на пределе, жадно, торопясь,

Как будто не имел он лет в запасе,

И даже мысли о последнем часе

Над щедростью его теряли власть.

Дарил и воздаянье не просил,

И в этом жизнь его неповторима.

Приятелям, друзьям, семье, любимой

Все отдавал, не экономя сил.

Так был Давид поэтом или нет?!

Увы, ему ответим запоздало...

Его судьбу уж вечность пролистала,

Угас души неповторимый свет.

Но в памяти он бережно храним

И, как молитва, непреложно это

Мы проводили истинно поэта,

И все навеки не уходит с ним.

Суд времени взыскателен и строг

Просеет он и выбросит плевела.

А мы сказать сегодня можем смело,

Что незабвенно чудо чистых строк.

Негромкий голос покорил сердца,

Он многим и понятен, и созвучен

Добро несет, врачует, греет, учит

Поэтом он остался до конца.

Светлана Бабицкая

к началу страницы

 


МАРК ЯКОВЛЕВИЧ ЦАЛЮК

1919 2012

к началу страницы

Марк Яковлевич родился 7 августа 1919 года в Киеве. Его отец погиб в начале войны, а сам он рыл окопы под Киевом, а затем окончил военное училище и прошёл по дорогам войны до Берлина. Награждён орденом Отечественной войны и боевыми медалями. Потом послевоенные будни. Учился в университете заочно, надо было зарабатывать на жизнь. Защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Доктор исторических наук, профессор. Подготовил много аспирантов и докторантов. Свыше ста пятидесяти публикаций монографий и статей. Работа приносила ему удовлетворение.

В 1989 году США. Сразу же вошёл в Ассоциацию ветеранов Второй мировой войны и стал ее вице-президентом. Здесь и родилась идея создания Клуба, ибо среди ветеранов было много учёных.

Идея воплотилась в жизнь, и шестнадцать лет бессменным президентом Клуба учёных был Марк Яковлевич. Его большой жизненный опыт, незаурядные организаторские способность, целеустремленность обеспечили успех уникального Клуба. Когда мы праздновали десятилетие, Марк озаглавил свое выступление Десятилетие в движении. Клуб всегда был в движении развивался, укреплялся, расширялся, но всегда был верен своей миссии: объединять в своём составе учёных различного направления и высококвалифицированных специалистов, воссоздать ту творческую обстановку, в которой они жили и трудились там, чтобы в новых условиях академической свободы стать продуктивными членами американского общества. Это высоко оценили в своих приветствиях президент Джордж Буш и мэр города Бостона Томас Менино.

Клуб набирал силу, росло число его членов, начали издавать сборник Второе дыхание. Марк Яковлевич был не только инициатором этого сборника, но и являлся автором публикаций по вопросам истории, политики, международным проблемам. Все они отличаются  глубоким аналитическим характером.

В Клубе собрались люди, разные по жизненному опыту, по убеждениям, у каждого свой характер. Марк был требовательным и справедливым, умело, с пониманием управлял своей паствой. В нашем коллективе всегда светло, тепло и дружелюбно. Это его заслуга.

Пятнадцатилетие Клуба праздновали особенно торжественно. Губернатор штата Девал Патрик отметил работу Клуба специальным дипломом.

Но годы давали о себе знать. Силы оставляли его. Марк Яковлевич попросился на отдых. Решили проводить своего президента торжественно, как он это заслужил.

Тяжёлый недуг опередил нас. 16 ноября 2012 года Марка Яковлевича Цалюка не стало. Мы будем еще долго жить его опытом, его наставлениями значит, он будет с нами. И лучшим памятником этому прекрасному человеку будет его детище Клуб учёных.

Выражаем наши искренние соболезнования его верной спутнице Марии (Мусе) Тверской, дочери Рине Петербургской, внуку Станиславу Стенли-Петербургскому, всем родным и близким.

От имени членов Клуба

Валентин Литвин, София Ястребнер

к началу страницы

 


АБРАМ БОРИСОВИЧ КРАЙЗМАН

1918 2012

к началу страницы

Я обращаюсь к моим друзьям:

Хотите долго, активно и интересно жить -

Не бойтесь смерти и любите жизнь!!!

Абрам Борисович Крайзман - образца 1918 года - родился в городе Коростень на Украине.

В 1936 г. поступил в Киевский Индустриальный институт. Война застала в Ленинграде на практике после окончания 4-го курса.

С 6 июля 1941 г. в действующей армии, с октября воентехник 15-го отдельного ракетного минометного дивизиона Катюш. Участник исторического парада на Красной площади 7 ноября 1941 года.

В 1943 г. Абрам Крайзман участвовал в боях на Карельском фронте, получил тяжелую контузию, но остался в строю. Сражался на Орловско-Курской дуге. В составе войск 1-го Белорусского фронта полк участвовал в боях по форсированию Вислы, Одера, захвату Зееловских высот. Для гвардии майора Крайзмана война закончилась 9 мая 1945 года на севере Германии под городом Висмар.

Кадровый военный, Крайзман получил назначение на должность зам. командира полка по технической части в 92 ГМП Катюш, базировавшегося в Тюрингии, в районе г. Зондерхаузен. Полк вошёл в состав бригады особого назначения, разыскивавшей детали, узлы и документацию ракеты ФАУ-2. В ходе этой работы Крайзман тесно взаимодействовал с Сергеем Павловичем Королёвым.

Летом 1947 года Крайзман был назначен командиром специального поезда из 19 вагонов-лабораторий по вывозу из Германии ракет и ракетных узлов ФАУ-2 из Зондерхаузена на полигон Капустин Яр в 100 километрах от Сталинграда. Королёв поблагодарил начальника спецпоезда Крайзмана за выполнение правительственного задания, за благополучную, смелую передислокацию из Германии.

С 1948 по 1953 г. учёба в Ленинградской Военной Академии. А затем карьера кадрового военного. Начальник автотракторной службы 27 стрелкового корпуса в г. Луцке, зам. командира по технической части артиллерийской дивизии, присвоено звание гвардии полковник-инженер. С 1959 года заместитель командира ракетной дивизии стратегического назначения, а с 1960 командир одной из первых ракетных воинских частей Советской Армии.

После демобилизации Абрам Крайзман 26 лет работал в Управлении учебных заведений Минавтотранса Украины. Награждён медалями ВДНХ.

В 1991 году Крайзман эмигрировал в США. В иммиграции Абрам Борисович вёл активный образ жизни. Участвовал в работе Ассоциации ветеранов войны, Клуба учёных штата Массачусетс, Клуба Russian Tea в Бруклайне, публиковал статьи в русскоязычной прессе, выступал с докладами.

Все, кому посчастливилось с ним общаться и дружить, испытали на себе влияние его доброты, его светлого, оптимистического взгляда на жизнь.

Мы никогда не забудем Абрама Борисовича - замечательного человека и воина!

к началу страницы

 


АБА ДАВИДОВИЧ КНОБЕЛЬ

1911 г. 2011 г.

к началу страницы

14 января 2011 года ушел из жизни замечательный человек - Аба Давидович Кнобель, человек с активной жизненной позицией, врач, воин-победитель, общественный деятель.

На долю его поколения выпало немало трудностей. Его молодость опалена войной. Аба Давидович в 1940-м году окончил военный факультет Второго Московского медицинского института и с тех пор пятнадцать лет служил в армии. Он участвовал в Великой Отечественной Войне от её начала и до Победы. Его воинский путь - от командира медико-санитарного батальона, начальника военно-полевого госпиталя до начальника медицинской службы дивизии отмечен четырьмя боевыми орденами и пятнадцатью медалями, что свидетельствует о достойном вкладе в победу над фашизмом.

После демобилизации медицинская и общественная деятельность в Москве. Врач высшей квалификации, в 1962 году защитил кандидатскую диссертацию. Многолетний председатель одного из Комитетов ветеранов войны в Московском городском Совете ветеранов войны и труда.

После эмиграции в США Аба Давидович продолжил контакты с Московским Советом ветеранов уже от имени Массачусетской Ассоциации ветеранов войны. Эта связь поддерживается и в настоящее время.

А. Кнобель - один из организаторов и активных участников марша на Вашингтон в 1997 году в защиту прав иммигрантов. Сразу по приезду он становится активным членом Ассоциации ветеранов Второй Мировой войны штата Массачусетс. Он создатель и пожизненный главный редактор журнала Ветеран Массачусетской ассоциации ветеранов войны. Одновременно А. Кнобель - один из создателей Клуба русскоязычных ученых штата Массачусетс. Он активно участвует в его деятельности, выступает с докладами в Клубе и других аудиториях.

К 50-летию Победы под его руководством создается фотоальбом ветеранов ВОВ, проживающих в штате Массачусетс. К 53-й годовщине Победы - Сборник воспоминаний ветеранов Второй Мировой Войны. Сборник включил материалы более чем 50-ти авторов из десяти наиболее крупных иммигрантских Ассоциаций ветеранов войны: Нью-Йорка, Массачусетса, Лос-Анджелеса, Сан-Франциско, Филадельфии, Чикаго и других. 60-летие Великой Победы совпало с 25-летием Массачусетской Ассоциации ветеранов. Была поведена большая работа по представлению ветеранов к наградам памятной медалью. А. Кнобель принял в этом активное участие. Он подготовил сборник О ветеранском движении в Америке за 25 лет, а также специальную экспозицию об участниках ВОВ. Выставка демонстрировалась в зале, где Генеральный Консул РФ в Нью-Йорке С. В. Гармонин торжественно вручал награды.

Аба Давидович Кнобель не дожил до своего векового юбилея меньше четырёх месяцев. Он прожил долгую достойную жизнь. О деятельности А. Кнобеля неоднократно публиковались материалы в русскоязычной американской прессе, в израильской газете Вести. Его жизнь вызывает чувство глубокого уважения и навсегда останется в нашей памяти.

Я. М. Эльнер, М. Я. Цалюк, И. Е. Рабкин, А. С. Давидкович

к началу страницы

 


ИЛЬЯ ЮДОВИЧ МАГИД

1924 г. 2010 г.

к началу страницы

Илья (Ицка) Магид родился в г.Орша Витебской области (Белоруссия). Он рос без отца. Воспитывала его мать, которая по состоянию здоровья не могла работать. Их поддерживали братья матери, посылая им раз в месяц 4 буханки хлеба и 50 рублей. Илья очень любил учиться, много читал, увлекался математикой, географией, историей и к началу Второй Мировой войны успешно закончил 9 классов Белорусской школы. Как и большинство евреев Орши, Илья с матерью вынуждены были в течение нескольких недель скрываться в лесах, бежать под бомбёжками от наступающих фашистов. Наконец, им удалось эвакуироваться в вагоне для скота. Они, голодные и раздетые, находились в переполненном вагоне более месяца. Их высадили в сентябре 1941 г. в посёлке Фершепенуаз Челябинской области. В то время там был голод и холод. У них не было ни еды, ни соответствующей одежды. Илья сразу попал в госпиталь с воспалением лёгких. Там он узнал, что его мать умерла от голода. Врач пожалела мальчика и после выздоровления задержала его в госпитале до весны. По выходе из госпиталя в марте 1942 г. Илья начал работать на военном заводе, работал там до окончания войны и был награждён медалью За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941 1945 г.г.. Параллельно заканчивал учёбу в вечерней школе, а затем после окончания войны поступил в Челябинский Механико-Металлургический институт (октябрь 1945 г). В 1947 г. Илья в числе лучших учеников был переведён из Челябинского института в Ленинградский Политехнический институт, который успешно закончил в 1951 г. После окончания института Илья работал в должности инженера-электронщика последовательно в трёх закрытых учреждениях. Я с ним познакомилась, когда он только начал работать. Ещё будучи молодым человеком, он написал учебник по радиоэлектронике. Илья всегда любил заниматься творческой работой. Он изобретал, писал научные отчёты и статьи. Особенно это хорошо ему удавалось, когда он занимал должность ведущего инженера руководителя группы. Илья был очень красивым человеком, красивым не только внешне, но и внутренне, благодаря своим замечательным душевным качествам, интеллигентности. И при всех своих достоинствах был человеком необыкновенной скромности. Мы прожили с ним вместе 56 счастливых лет, создали хорошую семью. У нас дочь, внучка и 5 правнуков. До 84-х лет Илья жил полноценной творческой жизнью, изучал английский, иврит, иудаизм, ходил на лекции в Синагогу и соблюдал еврейские традиции. Он написал много статей на английском языке, оставив после себя тома своего творчества. У него появилась потребность брать интервью у участников войны и людей, переживших Холокост и сталинский Гулаг. Он переводил рассказы интервьюированных на английский язык, печатал и издавал их за свой счёт в виде брошюр и дарил детям тех, о ком писал. Он был очень добрым человеком, и делать для людей что-либо хорошее доставляло ему большое удовольствие.

Последние два года Илья был серьёзно болен. Он ушёл из жизни в возрасте 86 лет как счастливый человек, окружённый заботой и любовью своих близких.

Он, любящий, чистый и искренний, навсегда останется в наших сердцах!

Ирина Магид

к началу страницы

 


ОКТЯБРЬ ОСИПОВИЧ БУРДЕНКО

1925г. 2010г.

Фотография Светланы Бабицкой

к началу страницы

Родился в городе Павлограде Днепропетровской области. Окончил школу с золотой медалью. В 1942-43 гг. прицепщик, помощник комбайнёра МТС в Азербайджанской ССР.
       

С 1943 года - на фронте. Член партии с 1944года. Комсорг стрелкового батальона, комсорг полка, помощник начальника политотдела дивизии по комсомолу. Награждён восемью боевыми орденами и многими медалями.

В 1946-1951 гг. учёба в Киевском Политехническом институте. Сталинский стипендиат. Окончил институт с отличием. Секретарь комитета комсомола института с 1948 по 1950 год.

В 1951-1961 гг. Вильнюский завод радиоизмерительных приборов: старший инженер, заместитель начальника лаборатории, начальник бюро, начальник цеха, и.о. главного инженера опытного завода. В 1961-1968 гг. - зам. директора НИИ, директор опытного завода, первый зам. директора Вильнюского НИИ радиоизмерительных приборов. С 1978 года генеральный директор Вильнюского Производственного Объединения радиоизмерительных приборов. Заслуженный инженер Литвы. Лауреат Государственной премии СССР (1986). Герой Социалистического труда (1991). В 1990-1991 гг. член ЦК КПСС.

После переезда в США Октябрь Бурденко - бессменный Президент Массачусетской Ассоциации евреев выходцев из СССР. Делегат Всемирного конгресса русскоязычных евреев, доcтойно представлял нашу общественность в Москве и Израиле.

Один только перечень этапов его жизни говорит о выдающихся способностях Октября Бурденко. Не всегда простой и многослойный характер, но всегда  лидер, крупный организатор, творчески мыслящий инженер, активный участник общественной жизни страны. Он всегда был первым, уверенно шёл вперёд и вёл за собой коллектив.

Другая сторона его творческой деятельности литературная. Он писал хорошие стихи, замечательно читал поэзию. Он был большим знатоком отечественной литературы и истории. Его друзьями были: актёр Армен Джигарханян, известный литовский поэт Эдуардас Межелайтис, космонавт Борис Егоров, поэт Николай Старшинов. Он был близким другом Николая Струтинского партизана, боевого соратника знаменитого разведчика Николая Кузнецова, о последнем Октябрь Бурденко собрал большое количество мало известного материала. Его квартира в Бостоне заставлена папками с историческими документами.

В книге д-ра Жозефа Тарковского Евреи в руководстве СССР (1917-1991 гг.), выпущенной в Тель-Авиве в 1994 году, наряду с фамилиям знаменитых политических и военных деятелей СССР этого периода включено и имя Октября Осиповича Бурденко. 

В заключение приведем выдержки из воспоминаний его родственника, связанных с замечательным стихотворением О.Бурденко Маршевая рота, написанным во время войны.

Гудит над бараками ветер,-
Для нас он ещё не умолк,
И нам всех дороже на свете
Запасный стрелковый наш полк.

Нас учат, и учат, и учат,
Нам всё здесь постигнуть дано!
Пропарывать брюхо у чучел
И резать спирали Бруно.

И сколько же длиться ученьям?..
Но прост командиров ответ:
- Не вечно стрелять по мишеням
И строем ходить на обед

Нам было тогда по семнадцать
Молоденький пылкий народ.
На плац приходили прощаться
Мы с каждой из маршевых рот.

Минуй нас, салют поминальный,
Всех двести на гулком плацу
И марш вышибальный, прощальный
Нас медью хлестал по лицу.

.....я вспомнил сленговое название - "Вышибальный марш". И человека, от которого я слышал это. Сначала я нашёл текст. Я помнил две последние строчки - немудрено: Владимир Высоцкий когда-то назвал их "лучшим, что написано о маршевых ротах". Этот человек - мой дядька, двоюродный брат моей мамы. В 1930 году, когда Октябрю было 5 лет, его отец, председатель павлоградского райисполкома, член партии с дореволюционным стажем был расстрелян "за пособничество кулакам". Пособничество заключалось в том, что в какой-то из сводок процент коллективизации по Павлоградскому району был самым низким по области. В 17 лет Октябрь ушёл на фронт. Только так можно было смыть клеймо "член семьи врага народа". Больше года был в разведроте артиллерийского полка. Смертность в этом подразделении - порядка 90%. Встретив День Победы, всю последующую жизнь воспринимал как приз, подарок судьбы - на этом свете ему уже бояться было нечего....

...В Литве генеральный директор громадного ПО, заводы которого были разбросаны по нескольким республикам, был всемогущ. И при этом - бард! Я видел у него дома фотографии, где он, в обнимку с Высоцким - оба в пропотевших рубахах - стоят на сцене после концерта. Отзыв Высоцкого написан на книге его стихов...

...В дни ГКЧП член ЦК примкнул к "платформе КПСС". Он всё потерял в один день, бежав из Литвы, объявленным в розыск государственным преступником. Мыканье в Киеве у брата, отъезд в США за семьями дочерей. Последнее, что я о нём слышал - активист комитета ветеранов в местной еврейской общине....

Минуй нас, салют поминальный,
Всех двести на гулком плацу
И марш вышибальный, прощальный
Нас медью хлестал по лицу.

Чтобы сохранить эти строки, я написал это...

Ушёл из жизни наш товарищ, член Клуба учёных, замечательный человек, лидер, боец, совершивший в своей жизни много подвигов. В Клубе учёных штата Массачусетс всегда будут помнить яркую личность Октября Осиповича Бурденко. 

Аркадий Давидкович

к началу страницы

 


ЕВГЕНИЙ ИЛЬИЧ ВОЛЬПЕРТ

1921 г. 2010 г.

к началу страницы

Человек большой души, выдающийся врач, учёный, всю жизнь отдававший себя людям.

Евгений Вольперт родился в 1921 году в медицинской семье: отец военврач, психотерапевт, внёсший большой вклад в русскую психотерапию, мать офтальмолог. Женя решил продолжить династию медиков и в 1940-м, преодолев огромный конкурс, был принят в ленинградскую Военно-медицинскую академию.
          В 1942 году сняли с 3-го курса: стал курсантом Воронежского училища связи, командиром взвода на Втором Украинском фронте, воевал в Крыму, Венгрии... В 1946-м демобилизовали и восстановили на 3-м курсе Первого ленинградского медицинского института. В 1949 году он получил диплом врача с отличием. Трёхлетнюю клиническую ординатуру по хирургии  проходил в Военно-медицинской академии. Ординатуру окончил кандидатом медицинских наук. И пошла работа. Он прошёл школу акушера-гинеколога, хирурга и анестезиолога, кардиолога и реаниматолога.

Его творческой энергии не было предела. Он сделал многое впервые в Союзе: организовал инфарктное отделение, службу интенсивной терапии и реанимации больных с острым инфарктом миокарда, применил внутрикоронарное введение тромболитиков при остром инфаркте, предложил машину экстренной кардиологической помощи, которая называлась штурмовой. Многие его новаторские изобретения получили признание и были внедрены в клиническую практику. Им опубликовано множество статей и ряд монографий по медицине. Многих больных он спасал от неминуемой смерти кардиогенного шока и пр. Вот один из примеров, очевидцем которого был редактор медицинского приложения газеты Форум проф. Даниил Борисович Голубев. Евгений Вольперт приехал на машине скорой помощи и спас его отца, у которого остановилось сердце. Тем самым он выполнил древний завет: Тот, кто спас одну жизнь, спас жизнь всех. В начале 90-х годов Вольперт создал медицинскую службу благотворительной еврейской организации Ленинграда Хэссед Авраам.

1991-й на пенсию, и мечта: в Израиль, к сыновьям. Трагедия: в конце 1993-го года, когда на руках уже были билеты, жена Лиля погибла под колёсами автомобиля за полгода до золотой свадьбы. В 1995-м снова женился на вдове друга, Ирине Голубчик, орнитологе, кандидате биологических наук. Она стала ему настоящим другом, верной спутницей. Будучи в эмиграции с 2000-го года, он стал безотказным консультантом для многих больных, при этом никогда не обсуждал своего собственного тяжкого страдания у него почти не было лёгких после трёх онкологических операций.

Активный член Клуба, создатель неповторимого жанра Женины юморески, автор искренней жизнерадостной книги Смехотерапия, Евгений Вольперт был знатоком человеческих душ, а его весёлое сердце благотворно влияло на других. И ещё Вольперт и Голубчик неутомимые путешественники, побывали в 14 странах.

Поездка в Израиль оказалась последней. Похоже, что так им было задумано: быть похороненным в Земле Обетованной, в Иерусалиме. Повидав сына, всех внуков и правнуков, на 90-м году жизни Евгений Ильич скончался.

Для меня медицина, прежде всего, - самая благородная и захватывающе интересная деятельность, если интересы больного всегда несравненно выше всех интересов врача, если врач непрерывно развивается вместе с медициной, - писал он.

Мы выражаем искренние соболезнования Ирине, всем родным и близким.
         Жени Вольперта не стало, но его умное, весёлое и доброе сердце всегда с нами.

Друзья

к началу страницы

 


МИХАИЛ ДАВИДОВИЧ РОЗЕНБАУМ

1926 г. 2010 г.

к началу страницы

Окончил Киевский университет по специальности Психология, свыше 25 лет работал руководителем лаборатории инженерной психологии, а также эргономики. Он автор свыше 100 публикаций в академических и отраслевых журналах. Преподавал психологию в ВУЗах, был лектором общества Знание. Участник ВОВ служил во флоте в Кронштадте. Эмигрировал в США в 1996 году.

* * *

Михаил Давидович Розенбаум стал известен мне как автор работ по психологии задолго до личного знакомство с ним. Я, как всегда, внимательно знакомился с очередным выпуском сборника статей ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ, в тот момент это был выпуск 8-9. Мое внимание привлекла статья М.Д. Розенбаума Психологическая оценка качества жизни пожилых людей. Как мне показалось, статья была написана в ином стиле, чем другие статьи во всех предыдущих сборниках. Вы можете сами убедиться в этом, открыв страницы 172 176 названного сборника. В статье указывались: предмет исследования, где оно проводилось; описание расчетной части методики; оценка уровня различных аспектов жизни пожилых жителей Украины и США. Тогда я подумал, что, используя подобную методику, можно получить какие-то цифры о русскоязычном населении США, добывая цифры собственным исследованием ( ибо тогда таких сведений было мало, да и сейчас их недостаточно, и остается ожидать публикацию материалов Переписи населения США от 2010 года ). Позднее, по моей просьбе, состоялось наше личное знакомство, где я попросил разрешения Михаила Давидовича воспользоваться его методикой для собственных поисков. Михаил Давидович долго ко мне присматривался и потом дал своё добро.

Далее последовал период нашего сотрудничества, которое с большей или меньшей интенсивностью длилось более года. Но и в последующем я интересовался жизнью и работой Михаила Давидовича. Именно поэтому я принял предложение редакции информационного бюллетеня Интеллект написать эту заметку.

В Михаиле Давидовиче бросался в глаза всепоглащающий интерес к проблемам психологии. К примеру, за последние годы он уделял внимание следующим темам: комплексная социально-психологическая оценка труда в школах и ВУЗ'ах, комплексная психологическая оценка качества труда медицинского персонала. Материал черпал из жизни в Украине ( Михаил Давидович киевлянин и до последних дней не терял прочных связей с Украиной ), а также из жизни в США. Сотрудничая с Михаилом Давидовичем в период работы над совместной статьей, я чётко ощутил метод его работы. Он был исключительно требователен во всём: в соблюдении всех договоренностей, в достижении точности формулировок и т.п. Я всегда относился требовательно к своим статьям, но требовательность Михаила Давидовича, как сейчас принято говорить, зашкаливала. Зато результативность окупала затраченные усилия и нервы.

До сих пор у меня перед глазами его комната в субсидальном доме жил он одиноко и по-стариковски, но комната была завалена папками, в которых, казалось, невозможно было разобраться. Но так лишь казалось: иногда Михаил Давидович брал эти папки и начинал с энтузиазмом рассказывать о работе, которую он заканчивает, а затем о работе, которую  лишь задумал. Помню, как Михаил Давидович с гордостью показал официальное письмо из канцелярии Президента Украины с просьбой о его согласии внедрить одну из его методик в школах Украины. Да, он, безусловно, жил своими работами до конца своих дней.

У Михаила Давидовича был пониженный слух, это резко ограничивало его возможности защищать свои идеи в публичной дискуссии, он с огорчением переживал это.

Михаил Давидович проявлял постоянный  интерес к своему внуку Алёше, живущему в г. Вест Хартфорд ( штат Коннектикут ). Он регулярно ездил на своей машине к внуку. Приезжал усталый (путь не близкий для пожилого и нездорового человека), но довольный: общение с внуком его подбадривало и вдохновляло. Михаил Давидович считал внука способным и подающим надежды программистом. Михаил Давидович был не просто наблюдателем роста внука: он из своих небольших доходов выделял некую сумму на оплату дополнительных занятий внука с преподавателем математики, считая это очень полезным для совершенствования юноши. Он иногда включал Алёшу в качестве соавтора статей, обосновывая это тем, что тот содействовал ему как программист, и явно стремясь приобщить внука к науке.

Закончить эту прощальную заметку хочется словами уважения к нашему коллеге по Клубу учёных, к участнику Великой Отечественной войны - Михаилу Давидовичу Розенбауму.

А ещё хотелось бы, чтобы в честь ушедшего из жизни деда его любимый внук Алёша осуществил слова известной песни:

А если скажет мне судьба: Твоя звезда, увы, погасла,

Поднимет детская рука

Мои года - моё богатство.

Лев Ратманский

Я знаю Михаила Давидовича Розенбаума с 2005 года. Меня поражала его увлечённость исследовательской работой, он отдавал ей много сил: готовя материалы для оценки качества жизни на Украине, он несколько раз совершил поездки в Киев; в последнее время начал готовить материалы для часового кинофильма о представителях творческой интеллигенции русскоязычных жителей Бостона; активно привлекал к своей работе внука.

Будем помнить этого незаурядного человека - Михаила Давидовича Розенбаума!

Григорий Фойгельман

к началу страницы

 


КЛАРА СОЛОМОНОВНА РУКШИНА

1931 г. 2010 г.

к началу страницы

Одна из зачинателей нашего Клуба; сильная, независимая, красивая, как говорили о ней те, кто пришёл прощаться. 

Клара Соломоновна родилась в еврейском местечке Старые Дороги, недалеко от Минска (Белоруссия), в семье молодых преподавателей еврейского языка. Родители увезли Клару в Москву, где они получали высшее педагогическое образование, затем во Владивосток и, наконец, в 1936 году в г. Кзыл-Орда (Казахстан), где отец Клары возглавил педагогический институт.

В 1948 г. Клара с золотой медалью закончила школу в Кзыл-Орде. В том же году, не простом для евреев СССР, Клара поступила в Ленинградский Государственный Университет на факультет филологии (английское отделение), который с отличием закончила в 1953 году, и была распределена на работу в деревню на должность учителя немецкого (не английского) языка. Жить без хорошей библиотеки оказалось для Клары невозможным, и она приезжает в Минск, где живёт и работает её мать. Клара pаботает учителем, но всё свободное время, а по выходным с раннего утра до закрытия, она занимается в Центральной библиотеке города. Именно там в конце декабря 1956 года она получает приглашение на работу на должность младшего научного сотрудника в Институт Философии Академии Наук Белоруссии. Затем, с 1962 года, преподаёт в ВУЗах Минска зарубежную литературу.

В 1967 г. Клара защитила кандидатскую диссертацию по английской литературе и продолжила преподавание в ВУЗах Минска и Гродно уже в качестве доцента. Она была очень успешным преподавателем, любимцем студентов не только за блеск эрудиции (читала студентам наизусть сонеты Шекспира и Петрарки на языке авторов), но и за весёлый нрав, энергию, инициативу и смелость, и просто за искренность и любовь к студенческой молодёжи. Уважали её ещё и за то, что была моржихой (занималась в секции плавания в ледяной воде).

Очень трудно было оставаться честной и принципиальной, не терять уважения к самой себе и в глазах окружающих, работая в идеологической сфере, к которой принадлежали в СССР гуманитарные науки. Поэтому и приходилось часто менять место работы и даже город.

Стать успешным учёным и преподавателем, добившись престижной для советского интеллигента должности доцента ВУЗа в республиканской столице было бы достаточно для большинства научных работников, тем более для женщины. Но не для Клары. Нет, это всё не её Олимп. В 1991 г. Рукшина защитила докторскую диссертацию на степень доктора исторических наук. Тема её научной работы: Идеология революционного действия Томаса Пейна и английское рабочее движение.

К Томасу Пейну Клара Соломоновна шла в своих научных работах многие годы и, как теперь стало очевидно, отдала изучению этой личности и его идеологическому наследию всю свою творческую жизнь, оставшуюся на её долю, с редкой энергией и страстью. Кто такой этот англичанин? Он один из родоначальников страны, в которой мы с вами живём и будут жить наши потомки. По мысли Клары Рукшиной именно Томас Пейн был главным идеологом государственного устройства США и нового типа демократии в мире Американской демократии. В этом она видела всемирное историческое значение этой личности. Нешуточные споры о нём в США не затихают более двух веков, особенно сегодня, потому что его творчество оказалось актуальным на идеологическом фронте мировой борьбы за демократию. Поэтому не удивительно, что в 1993 г. Клара выиграла конкурс Фонда международных исследований и обмена при Конгрессе США по программе: Наиболее успешные и многообещающие исследования в области гуманитарных наук и получила грант для работы в Гарвардском Университете по теме: Томас Пейн и происхождение современной демократии.

В конце 1994 г. Рукшина вместе с семьёй эмигрировала в США и стала одним из активнейших членов нашего Клуба и, бесспорно, одной из самых ярких его личностей.

Клара принадлежит к особому типу людей, которых называют пассионариями. Это означает, что она страстный человек, сильный и целеустремлённый. Предметом её страсти была наука, та её часть, которая изучает исторических личностей, деяния и идеи которых оставили неизгладимый след в истории человечества, повлияли и продолжают влиять на судьбы народов. Вершиной Олимпа, к которой она стремилась, стало написание фундаментального труда, посвящённого Томасу Пейну. Этот труд многих лет её жизни подготовлен, но не завершён.

Преданный уход за больным мужем, невозможность полностью отдаться любимому делу научной работе - подкосили Клару. Как написала её сестра: И Клара сорвалась. Просто бежала вперёд, бежала и упала на бегу, на полном ходу. Потеряла сознание прямо на улице (лето 2008г). Очнулась в больнице. Диагноз - опухоль мозга. Клара сразу поняла всё, приняла болезнь как данность и начала с ней бороться. Боролась отчаянно. Труд всей своей жизни надо было успеть завершить.

Что можно сказать в утешение? Есть дочь, есть внучки, есть родные и друзья, которые её никогда не забудут. А что касается незаконченного труда, я хочу напомнить слова из альпинистской песни Владимира Высоцкого: ...Другие придут, сменив уют на риск и непомерный труд, пройдут тобой не пройденный маршрут.

Человек продолжает жить после смерти в своих потомках и в душах людей, пока они его помнят. Клара Рукшина - очень яркая личность, её будут помнить долго и в нашем Клубе. А для меня это потеря близкого мне по духу и мировоззрению человека, и память о ней я сохраню, пока она у меня будет.

Яков Басин

к началу страницы

 

 Copyright ╘2008-2017 Клуб учёных